КУПИТЬ  ЖУРНАЛЫ  

               

Опубликовано в журнале «Председатель ТСЖ» №8 (82) за 2014 г.

При использовании материала ссылка на источник обязательна ©«Председатель ТСЖ»

С чего начинают собственники жилья, осознавшие, что их незаконно лишили чердака, подвала или иного общего имущества, и решившие вернуть утраченное? С писем в инстанции. Как показывает опыт, большинство полученных ими ответов заканчивается примерно так: «Кроме того, за защитой своих прав и законных интересов вы вправе обратиться в суд». Что стоит за этой «сакраментальной» фразой,  рассказывает  один из признанных экспертов в этом вопросе - председатель правления московского ТСЖ «Дом на Фурманном»  Татьяна Лебедева.

лебедева

                         

Татьяна Лебедева: «Нас постоянно посылают на три буквы: в суд….»

                                           

 

 

«Истина – это не то, что можно доказать, это то, чего нельзя избежать»

                                                                                                    А. де Сент-Экзюпери

 «Оставь надежду всяк сюда входящий?»

Если бы лет пять  назад, когда я делала первые шаги на этом тернистом пути, меня спросили, что я думаю о возврате незаконно отчуждённого общего долевого (оно же домовое) имущества (ОДИ) в многоквартирном доме (МКД) – я бы с воодушевлением сказала: наше дело правое, давайте объединяться - и вперед, к Победе! 

А  сейчас, когда люди обращаются ко мне за советом, я говорю: «Сначала, как следует, подумайте: а вам это действительно надо? Вы готовы положить за возврат общего имущества, к примеру, своё здоровье? И несколько лет жизни?  Не говоря уж о таких «мелочах», как сфабрикованные против вас уголовные дела? Вы готовы к тому, что итогом ваших усилий может стать неудача и – как результат - чудовищное разочарование? Вы готовы к тому, чтобы однажды на собственном опыте убедиться, что у нас закон - отдельно, а правоприменительная практика - отдельно? Что никакого независимого и беспристрастного  суда у нас нет, а есть только отдельные судьи, которые - в меру своего понимания вопроса, гражданской позиции и личного мужества - иногда выносят действительно законные решения? Даже несмотря на то, что  находятся внутри насквозь коррумпированной системы?»

Сквозняки перемен

 Конечно, не всё так уж беспросветно. Сейчас у нас, людей, которые  недооценили «масштабы бедствии» и оказались в этой «подводной лодке», с которой некуда деться - накоплен большой опыт и  знания, которыми мы делимся с себе подобными.  Есть даже отдельные успехи, выигранные процессы и реально возвращённые чердаки-подвалы, но… До недавнего времени я бы сказала, что  это даже не капля в море, а так… -  брызги, водная пыль. Но в прошлом году что-то как будто сдвинулось с места, видимо, количество (наших усилий) перешло в качество (судебных решений) - и наши успехи  уже тянут на статус «капли в море». Перечень 50 выигранных в Москве дел приведен в этом выпуске журнала. Проигранных, увы, намного больше.

Одна из незаживающих ран - проигранное нами дело № А40-121855/2009 по иску ТСЖ «На Фадеева», судебные акты можно изучать, как образцы коррупции «в чистом виде», безупречные «чего-с изволите»! Часто проезжаю мимо дома № 5 по ул. Фадеева в самом центре Москвы и с любопытством наблюдаю, как в подвальное окно старинного дома юркают архи-нужные «мужам города» арендаторы госсобственности - «гейши тайского массажа»...

         У нас уже сформировался список «белых» судей, которые способны судить по закону и выносить  грамотные и обоснованные решения. Их фамилии я не назову даже под угрозой расстрела, это наш «золотой фонд». И – список  «черных» судей,  игнорирующих  закон, представленные документы и здравый смысл (а порой даже позицию ответчика)  и «железобетонно» стоящих на защите якобы интересов г. Москвы. Хотя давно уже ясно, что интерес города должен быть как раз в обратном: чтобы всё изъятое «впопыхах» вернуть нам, собственникам, тогда можно будет перевести дома на самофинансирование и отказаться от всевозможных субсидий и дотаций.

Из последних достижений отмечу  формирующуюся практику судебной защиты интересов собственников жилья, по разным причинам не создавших ТСЖ, в арбитраже, где порядка больше и квалификация судей выше, чем в общегражданском суде.  Во-первых, для возврата незаконно отчужденного чердака или подвала наличие в доме ТСЖ вовсе не обязательно, во-вторых, ст. 225.10 Арбитражного кодекса допускает обращение в суд группы лиц (не менее 6-ти человек), являющихся участниками одного правоотношения.

Первыми - таким образом: без создания ТСЖ - отсудили свой подвал собственники дома № 4 по Динамовской ул., сейчас в арбитражном суде Москвы рассматриваются ещё несколько подобных дел.

Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол» - не верь глазам своим

         В чём суть проблемы?  Если помните, приватизацию жилья объявили после того, как деньги, которые некогда собирались на капремонт, испарились, а дома, которые многие годы не ремонтировались, были доведены «до ручки». Надо было всё это свалить на граждан, что и сделали власти, выпустив в 90-х годах и начале 2000-х годов «эпохальные» законы, постановления и инструкции. Но, как известно, строгость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения.

Потом  чиновники осмотрелись, поняли, что многие подвалы и другие нежилые помещения  (даже  в весьма «руинированных» домах) могут быть серьёзным источником дохода (зачастую - личного) - и  эти помещения были фактически потихоньку украдены.  Естественно, незаконно, против воли и без ведома собственников дома. По моему мнению, эти действия подпадают под статьи УК РФ, как минимум две: кража и мошенничество, совершенные группой лиц по предварительному сговору. Да-да, я полагаю, что между работниками московских госучреждений: Департамента имущества,  БТИ, Жилинспекции и  Росреестра - существует некий тайный сговор. А чем ещё можно объяснить, что инспекция самовольно, без решения собственников дома, согласовывала всевозможные перепланировки и оборудование отдельных входов в нежилые помещения, БТИ «перекраивало» соответствующие документы  и выдавало их своему учредителю - Департаменту имущества, а Росреестр «на раз-два» регистрировал собственность г.Москвы на наши чердаки, подвалы, колясочные, котельные? Превратившиеся вдруг в якобы самостоятельные объекты, жизненно необходимые городу? Именно это явствует из регистрационных дел, с которыми мы знакомимся в судах.

Вытекающие последствия легко видеть на опыте нашего дома.

Что в основе?

Пейзаж

        

 

 

 

Сначала о времени и месте действия. В 1925 г. жилищно-строительный кооператив «Основа» взял у новых пролетарских властей в аренду на 65 лет земельный участок. Для строительства 6-этажного каменного жилого дома. «С подвалами» - так указано в документах. Люди, недавно пережившие страшную гражданскую войну, наверняка думали: вот теперь-то наступает долгожданное спокойствие, самое время обустроить новую мирную жизнь.

Фото «Дом»

     Мы-то теперь знаем, как они заблуждались,  и сколько пришлось испытать в XX веке обитателям д. 15  по Фурманному переулку. Очень многие из них были репрессированы, недавно в нашем подвале публицист Сергей Пархоменко проводил презентацию своего проекта «Последний адрес».

А в октябре 2012 г. мы праздновали  85-летний юбилей своего дома. К этому моменту подвалы были уже опять нашими, в одном из них мы восстановили  «красный уголок» и устроили небольшой музей из старых вещей и фотографий, хранящих аромат времени. На них много интересного, вот девчонки сидят на парапете и болтают ногами, нетрудно заметить, как за истекшие полвека нарос «некультурный» слой асфальта: ногами не поболтаешь… 

танец

А вот на фото 50-х годов - художественная самодеятельность в «красном уголке»: две подружки в бабушкиных сарафанах исполняют русский танец. С этой фотографией я ходила в суд, потому что за спиной танцоров хорошо видны трубы отопления с вентилями. А значит, подвал изначально имел общедомовые коммуникации, что неоспоримо свидетельствует о его принадлежности к общему имуществу. За него нам пришлось выдержать  многолетнюю ожесточённую борьбу.

В начале был кран

      Сама я в  доме на Фурманном поселилась в 1992 г., как раз началась  приватизация жилья. Она у нас прошла очень дружно, буквально за полгода: была опасность, что дом признают аварийным, а людей выселят неизвестно куда. Кстати, эта угроза до недавнего времени так и висела над нами: при обследовании дома перед капремонтом 2011 г. жилинспектор написал, что якобы требуется замена перекрытий. С отселением жителей. Хотя он этих перекрытий в глаза не видел! И такая опасность: что чиновники признают «на бумаге» дом аварийным, выселят жителей и завладеют «лакомым» участком под застройку, либо с той же целью всеми правдами и неправдами действительно доведут дом до аварийного состояния - характерна для многих старых домов центра Москвы.   Характерный пример - ТСЖ «Жургаз» в 1-м Самотечном переулке: однажды - в нарушение всех норм и правил - в их дворе спилили деревья и стали возводить элитную многоэтажку с подземным паркингом, в результате  дом-памятник трещит по швам. А жители вынуждены более 6 лет бороться за отрезанный у них придомовый участок с могущественным застройщиком и «власть предержащими», решившими достроить этого «дойного монстра» любой ценой.

     В 1998 г. у нас в доме было создано ТСЖ,  спустя два года зарегистрирован кондоминиум. Сначала нас обслуживал ДЕЗ, а в 2008 г. мы сменили его на коммерческую управляющую компанию «Дом-Мастер». Первое время «притиралсь», но теперь у нас конструктивные партнерские отношения. Особенно они закалились в ходе борьбы за подвалы, когда при авариях приходилось вскрывать чужие двери и демонтировать декоративные панели.  Попутно готовясь к судебной экспертизе, дабы показать общедомовые коммуникации и доказать, что подвал – наше общее имущество.

     Свою деятельность в доме я начала с восстановления клумб и газонов во дворе после проведенного ДЕЗом «варварского» капремонта. Однажды, таская лейки с водой, я обратила внимание на неработающий кран поливочной трубы, идущей из подвального окна. А доступа-то вниз нет, там кипит бурная коммерческая деятельность… 

     В 2005 г. мы уже всерьёз заинтересовались судьбой наших подвалов - немалой площадью, более 500 кв.м. Оказалось, их захватили несколько наших очень предприимчивых жителей. Естественно, не без помощи местных чиновников. Со всеми вытекающими последствиями: железные двери, охрана, нам даже провести собрание ТСЖ было негде, кроме, как в песочнице. Периодически случались аварии, а доступа к коммуникациям не было. Подвалы мы «брали с боем», в результате устранение аварий стало сопровождаться уголовными делами. Их возбуждали, как пирожки пекли. Нас обвиняли в хищении сейфов, шкафов, столов, компьютеров и прочих баснословных ценностей, нажитых  непосильным трудом. Я пережила обыск в квартире, допросы, очные ставки. Что интересно, «оккупированные» подвалы долгое время даже не были оформлены ни в аренду, ни в городскую собственность, это было сделано позже, в 2006 и 2008 г.г. 

Прокуратура Департаменту имущества не указ!

     В 2006 г. большая часть наших подвалов оказалась зарегистрирована в качестве имущества г.Москвы. Начатая по этому поводу переписка с властями привела лишь к тому, что в 2008 г. и оставшиеся помещения также были у нас украдены - в собственность г. Москвы. Каково?

     Потратив немало времени и сил, мы собрали комплект архивных документов, свидетельствующий, что дом строился на средства членов кооператива, а подвалы изначально были не только техническими помещениями (котельная, склад угля), но и  использовались для общих нужд жителей: в них размещались сараи, домовая прачечная, «красный уголок» с залом для собраний,  «комната здоровья» и т.д. Ещё от проведённого на рубеже 80-90х годов капремонта сохранились документы, свидетельствующие, что и тогда (перед началом приватизации жилья!) все эти помещения не имели самостоятельного назначения, а были предназначены для обслуживания квартир и их обитателей. Раз они содержали требовавшие ремонта общедомовые инженерные коммуникации  –  какие могут быть в этом сомнения? 

     Для начала мы обратились в Басманную прокуратуру.  К её чести  она стала на нашу сторону, выдала представление Департаменту имущества: «принять меры к прекращению права собственности г.Москвы и возврату подвальных помещений» – и получила ответ, смысл которого: межрайонная прокуратура городскому департаменту не указ! Тогда в суд обратилась прокуратура  Центрального округа г.Москвы, но Басманный, а затем городской суды отказались принять иск к рассмотрению, поскольку по закону о прокуратуре (см. ст. 27), она вправе обратиться в суд в защиту неопределённого круга лиц либо инвалидов, «когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать свои права и свободы, или когда нарушены права и свободы значительного числа граждан, либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение». Конечно же, по мнению судов,  наша общедомовая собственность - это только наши частные проблемы, не имеющие «особого значения»!

дом

     В апреле 2009 г. мы в полной мере осознали справедливость фразы про спасение утопающих,  и ТСЖ - от имени собственников - обратилось в арбитражный суд.

Бои неместного значения

     Борьба (см. дело № А40-39756/2009) шла с переменным успехом, ибо у наших противников были  большие деньги, которые они «накачали» за долгие годы из «нефтяной скважины» нашего общедомового имущества. Поскольку административный ресурс тоже был на их стороне, они шли в яростные контратаки, писали всевозможные жалобы, доносы, фальсифицировали документы и т.д. Не брезговали ничем, как-то я подсчитала, что мы пережили  полтора десятка разных уголовных дел, в которых я фигурировала - и в качестве потерпевшей, и свидетеля, и обвиняемой. А Новый 2010-й год мне пришлось встречать в нейрохирургическом отделении больницы с сотрясением мозга и травмой глаза, полученных от одной из наших «оккупанток». Этот удар так и остался безнаказанным, дело против неё было закрыто мировой басманной судьей «ввиду отсутствия состава преступления». Любопытное совпадение: все «проехавшиеся» по мне мировые судьи потом неизменно получали повышение до судей федеральных…

    Судясь в арбитраже с г.Москвой за наши подвалы, мы параллельно предпринимали действия, так сказать, «явочного порядка». Например, как только у одного из «подвальщиков» закончился договор аренды (заключённый, как выяснилось, по подложным документам), мы тут же поставили на входе в подвал решетку. Он пытался её пилить, но, в конце концов, сдался и съехал. А против моей обидчицы, занимавшей около 300 кв.м подвала, мы  использовали Госинспекцию по недвижимости, надзирающую за использованием объектов, находящихся в собственности г.Москвы. Инспектор вместе с прокурором в момент выставили «оккупантку». Дело в том, что этот подвал был зарегистрирован в собственность города, а договора аренды у предпринимательницы не было. Она этого и не скрывала: «А зачем мне договор? Я и так их всех кормлю!» - это про чиновников территориального управления Департамента имущества г.Москвы, находившегося в соседнем переулке. Мы этих людей знали в лицо и по фамилиям, ибо они регулярно сновали у дома и присутствовали обычно при всех конфликтах: срезании замков, обысках и т.д. Мы знали, кто из них с какого помещения  «кормится»… В конце концов, мы вынудили ДИГМ обратиться в суд с иском о выселении  фирмёшки из нашего подвала.

Фестиваль «театров абсурда»

     Весной 2010 г. мы выиграли-таки основной судебный процесс по возврату подвалов, летом решение вступило  в законную силу. С этим решением мы пошли в Росреестр, и 20 сентября 2010 г. зарегистрировали своё выстраданное право собственности на общее имущество (земельный участок мы оформили ещё раньше, получив на него кадастровый паспорт в декабре 2008 г.).  Многие наши собственники без промедления поменяли  свидетельства на квартиры на новые – уже с описанием общего имущества  и своими долями в нём. А в октября того же года  Федеральный арбитражный суд отменил (!) судьбоносное решение. Формулировки просто изумительны: «мнение большинства собственников по вопросам признания права не может в данном случае влиять на оценку воли всех собственников помещений», «вопрос, является ли спорная часть подвала технической, требующей постоянного открытого доступа, ...судом при назначении строительно-технической экспертизы не ставился» - и это при наличии «тонны» подтверждающих документов и заключения судебной экспертизы с ответом, в том числе, именно на этот вопрос! Дальше-больше: кассационный суд на полном серьёзе  утверждал в постановлении, что по нашему делу «судебными актами признано право общей долевой собственности за неопределенным кругом лиц (!), тогда как право собственности должно быть персонифицировано». Ну, как тут не вспомнить героические попытки прокуратуры посудиться за нас!

     И хотя мы УЖЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАЛИ своё право общей долевой собственности на подвалы, дело вернулось в 1-ю инстанцию, и мы ещё два года судились. Правда, как нетрудно понять, с другим моральным настроем: «кошелёк был уже в кармане».

в подвале

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Подлог как метод доказательства 

     В этих судах наши противники выступали третьим лицами, причём, с самостоятельными требованиями. В ход шли подложные документы, например, решение собрания о якобы перевыборах правления ТСЖ и заявление об отказе от иска, заверенное фальшивой печатью, изготовленной по оттиску настоящей печати товарищества. Несколько томов фальшивок - ужас! Причём, в этом беспределе городские чиновники разных мастей принимали самое активное участие. Через попытки таких же рейдерских захватов прошли многие ТСЖ и, к сожалению, далеко не все устояли. Так были ликвидированы очень успешные, но неугодные властям ТСЖ, например,  «Сретенский бульвар 6» и  «Покровка 29».

     Судья, видя, какой оборот принимает дело, воспользовалась, что участниками арбитражного процесса оказались физлица со своими требованиями (а значит, это юрисдикция общегражданского суда), и  быстренько закрыла дело.  

    Как только была предпринята попытка рейдерского захвата нашего ТСЖ (и было совершенно не ясно, чем всё закончится!),  я как физлицо подала аналогичный иск в Басманный суд. И получила отказ – на том основании, что дело уже рассмотрено арбитражем, и по нему вынесено положительное решение. К тому времени ещё не отмененное. И на момент закрытия арбитражных процессов получился полный коллапс: ни в один суд мы не можем обратиться за защитой наших прав! Ни в арбитражный, ни в гражданский.

Слово из пяти букв

подъезд

     В итоге, прекращение дела в арбитраже всё же отменили - и мы пошли по 3-му кругу…

     А в это время меня судили по уголовной статье – за оскорбление. Хотя в мою защиту в суде выступили буквально полдома, но двое милиционеров лжесвидетельствовали, что, будучи «по вызову» у нас в подвале, они якобы слышали, как я назвала «оккупантку» словом, «характеризующим развратные действия, совершаемые женщиной с представителями иного пола». Басманный судья особо отметил, что свидетели с моей стороны «умышленно пытались ввести суд в заблуждение», и вынес обвинительный приговор.

     От второй судимости: за клевету - меня избавил президент Медведев, вовремя декриминализировав эту статью. Несмотря на то, что закон № 59-ФЗ прямо запрещает преследование гражданина в связи с его обращением, поводом для возбуждения дела послужило именно обращение. И даже не моё личное, а коллективное письмо жителей - о том, что, по нашему мнению, выселенная по суду «оккупантка» недостойна возглавлять аппарат Управы...  Да-да, именно такой карьерный взлёт был ею совершён из нашего подвала! Согласитесь, более «убойных» доказательств связи с чиновниками трудно себе представить! Но я уже не понаслышке знала, какой «театр абсурда» может происходить в Басманном суде, и заготовила пачки доказательств в свою защиту. Под их напором свежеиспечённой (но уже уволенной) чиновнице вдруг стало плохо, даже скорую помощь в суд вызывали! В первой инстанции меня оправдали, но дамочка подала апелляцию... Вот тогда-то меня и выручил Президент.

 В «городе золотого тельца»

       Так пролетел ещё год жизни. Что за эти годы пережили я и моя семья, «как я выжил, будем знать только мы с тобой» ...

       В конце концов, в 2013 г. - уже после того, как Департамент имущества  подписал с нашим ТСЖ мировое соглашение, а суды всех трёх инстанций подтвердили наше право на наши подвалы - Высший арбитражный суд поставил точку в многолетней эпопее. Мы выиграли этот – казалось, бесконечный и безнадёжный – процесс. Это был для дома юбилейный год, и 20 октября мы устроили во дворе большой праздник. Прекрасный день «бабьего лета», полно народу, общее ликование...

     Годом  раньше был ещё один краткий миг эйфории, когда в Москве была создана межведомственная комиссия (МВК) при Департаменте имущества. В столице сменился мэр и на носу были выборы президента. Чиновники нас вдруг заметили и засуетились. Префект срочно потребовал всю информацию по украденным чердакам-подвалам - и я сутками висела на телефоне. Люди изливали мне свою боль, я за это время постарела лет на десять. И поняла: подвалы и захватчики в нашем доме – это ещё цветочки… За несколько дней у меня собрались подробные сведения по домам нашего округа, и я отнесла их префекту.

     Так была создана МВК по «выявлению и возврату» собственникам МКД незаконно отчуждённого ОДИ,  «случайно, по ошибке» зарегистрированных «в установленном порядке» в собственность г. Москвы. Нас пригласили на первое заседание, потом ещё на несколько, я билась за всех наших насмерть – и  нас, самых скандальных, приглашать перестали. У меня осталось несколько диктофонных записей этих мероприятий, спокойно слушать их невозможно: уровень чиновничьего цинизма зашкаливает…  Объекты из моего списка были рассмотрены, и  самые коммерчески «лакомые» (это примерно половина списка) высокая комиссия признала нецелесообразным (!) возвращать собственникам. А «бросовые» помещения, где «ползком по трубам и фекалий по колено», или те, которые город реально использовать никак не сможет (например, вход только через жилой подъезд), были великодушно признаны «обладающими признаками общего имущества». Многие дома из моего списка были уже в суде, из них несколько дел удалось быстро закончить в пользу собственников, аргументируя это решением МВК.  По трём московским домам Департаментом имущества были подписаны мировые соглашения. По нескольким делам ответчик «милостиво» не возражал.

    А потом произошёл «откат» назад, и город - даже при положительном решении МВК по тому или иному объекту ОДИ - всё равно противостоял нам в суде до конца, подавал апелляции и кассации. И сейчас г.Москва с упорством, достойным лучшего применения, буквально «рубится»  с нами, москвичами!

      В итоге, на мой взгляд, возврат ОДИ без судебного решения в Москве реально  в настоящее время едва ли возможен. Судя по последнему приказу молодого и энергичного руководителя Департамента имущества, все вопросы рассматриваются (и решаются) исключительно с позиций сиюминутной выгоды для городских властей: можно «слупить»  хоть какие-то барыши – будут биться-судиться с обворованными гражданами до конца. Есть коммуникации в подвале или нет, был ли он выделен как самостоятельный объект недвижимости на дату первой приватизации квартиры в доме или нет – это их не волнует, им важен только коммерческий интерес.

«Ну а граждане? А граждане -  потом…» - что ещё тут сказать?   

Время сбора урожая

подвал

     Если вернуться в наш дом, что мы получили в результате «битвы  за подвалы»? Прежде всего, мы сплотились, стали действительно дорожить нашим Домом. Приняли участие в программе софинансирования капремонта-2011 и заменили на новые наши огромные окна в подъездных башнях-фонарях, а также восстановили работу всей системы отопления, поскольку раньше каждую зиму дом замерзал. Как мы и предполагали, причина крылась именно в подвалах. Там были не только гнилые трубы и ржавые вентили, но и вся разводка была сделана для удобства офисов, а не для обогрева дома. Забавная деталь: подавая заявку на  капремонт, мы – хотя суды ещё шли полным ходом - указали подвалы как своё общее имущество, и город при расчёте своей доли финансирования с этим фактически согласился, перечислив нам средства только за свою бесспорную часть (т.е. муниципальное жильё), без учёта  подвалов. Этот факт: что город «рублём» по сути признал нашу правоту – мы использовали потом как дополнительный (и достаточно весомый!) аргумент в суде.

     Убрав из подвала всю зашитую декоративными панелями гниль и ликвидировав антисанитарию, мы строго-настрого указали новым арендаторам нашего подвала: коммуникации ничем не загораживать! Они всегда должны быть доступны для контроля и ремонта.

     Про  «красный уголок» и музей дома я уже упоминала, согласитесь, для жителей - это большое дело, когда у них есть «место, где чисто и светло» и можно собраться по самым разным поводам и без оных, просто поиграть в пинг-понг или на фортепиано. Часть подвалов мы уже сдали - тихим и немноголюдным арендаторам. Судя по всему, мы довольны друг другом.

пианино

     Получаемые средства планируем использовать не только на ремонт, благоустройство и прочие повседневные нужды дома, но и, например, для создания обязательного фонда капитального ремонта, как того требуют недавние поправки в ЖК РФ. В марте мы провели общее собрание собственников и приняли решение открыть спецсчёт, владельцем которого будет, естественно, ТСЖ, и наполнять его деньгами, полученными от использования наших подвалов. Собственники ничего платить не будут. Это, во-первых, позволит  решить предсказуемую проблему с должниками,  например, из числа бывших «оккупантов». И, во-вторых, это первый шаг к нашей давней «голубой мечте»: освободить жителей дома от платы за ремонт и содержание общего имущества, чтобы они оплачивали только лично потребленные ресурсы. В конце концов, они это заслужили, ведь без поддержки большинства своих дорогих соседей  я одна вряд ли чего добилась.

Дизайн :
Яндекс.Метрика