tszh zhurnal yengalycheva zemlyaПри использовании данного материала ссылка на источник обязательна ©«Председатель ТСЖ»

ОПУБЛИКОВАНО В ЖУРНАЛЕ  "Председатель ТСЖ" №1 (135) 2019

АВТОР: Алина Енгалычева 

Российское законодательство претерпевает «реформирование» на протяжении не одного десятка лет. Защитить права собственников помещений в МКД в условиях так называемых «реформ» становится все труднее.

Попробуем разобраться в происходящем

«Страна у нас — хватит ей вприпрыжку заниматься прыганьем».

В.С. Черномырдин

Во все времена такие понятия как «право», «права граждан» определяли государственную политику, их незыблемость и безусловность соблюдения должны обеспечивать стабильность, справедливость и общественный порядок.

Мудрость древних философов и историков не вызывает сомнений – их высказывания прошли испытание временем и многократно подтверждены историческими фактами. Наступил тот момент, когда пришло время в очередной раз прислушаться к древним мудрецам.

Древнеримский историк Публий Корнелий Тацит писал: «Чем ближе государство к падению, тем многочисленнее его законы».

Древнегреческий философ Платон говорил: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-то властью».

То есть, если в государстве не соблюдаются законы и нарушаются права граждан, то такое государство обречено – оно рано или поздно прекратит своё существование.

Вот как определял «право» древнеримский юрист Цельс Младший: Jus est ars boni et aequi   – Право – наука о том, что хорошо и справедливо.

Всегда ли законы отражают то, что хорошо и справедливо? И почему в России столь часто меняется законодательство? Что делать, как защитить свои имущественные права? Каждый должен сам найти ответы на все эти вопросы, и это не составит большого труда.

Статистика изменений основных федеральных законов

«Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны».

В.С. Черномырдин

Согласно открытой информации в правовой системе Консультант, с момента вступления в силу (2005 год) – в нынешний Жилищный кодекс РФ изменения вносились 83 раза (в среднем около 7 раз в год), в Земельный кодекс с 2001 – 126 раз (в среднем – более 7 раз в год), в Градостроительный с 2004 – 122 раза (в среднем около 10 раз в год). То есть, практически ежемесячно. Отметим, что каждый раз вносимые федеральными законами изменения предусматривали пересмотр/отмену/дополнения не отдельно взятого пункта или статьи, а множества норм и положений, порой сопоставимых по объему с новым законом. Подобные трансформации претерпело практически всё российское законодательство, все законы как федерального, так и регионального уровня, не говоря уж о постановлениях и распоряжениях, коих не счесть. И нет конца процессу изменений. Так, накануне Нового 2019 года в Госдуму внесены очередные «поправки в отдельные законодательные акты», которые могут превратиться в очередные нормы, которые еще вчера было трудно представить.

Региональное законодательство не отстает: ярким примером может служить Градостроительный кодекс Москвы, в который за 10 лет существования поправки вносились 13 раз, а в декабре 2015 года под надуманным предлогом «приведения в соответствие с федеральным законодательством» московский градкодекс был практически полностью переписан. Тогда были отменены многие статьи этого закона, более половины норм были изменены, а новые внесенные положения легализовали все ранее выпущенные градостроительные документы сомнительного происхождения и содержания (так называемую «точечную застройку»). Речь идет о ч. 12 ст. 78 Градостроительного кодекса Москвы, согласно которой все ГПЗУ и проекты планировки – в том числе противоречащие генплану – внесены в новые ПЗЗ, и таким образом из незаконных превращены в законные. Также необходимо вспомнить Постановление Правительства Москвы № 38-ПП от 19.01.1999, в котором содержится перечень объектов природного комплекса: изменения в него вносились уже около четырехсот раз – с целью изменения статуса земель природного комплекса из-за планируемой застройки.

Что это означает? Лишь то, что если бы изменения в законы не вносились, то многие действия были бы незаконными. Зачастую именно для легализации того, что еще вчера было вне закона, и вносятся изменения. При этом совокупное толкование норм порой может привести к диаметрально противоположному результату, нежели если бы действовали «вчерашние», неизмененные нормы.

Взять хотя бы недавно появившийся термин «условия стесненной застройки». Он появился в федеральном законодательстве в связи с принятием так называемого «закона о реновации» (изменения в Федеральный закон «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты). В условиях «стесненной застройки» можно теперь не соблюдать бывшие еще вчера обязательными санитарные, пожарные и строительные нормы – достаточно принять «отдельные стандарты и требования». Учитывая отсутствие определения «условий стесненной застройки» и какие именно условия можно считать таковыми, а главное – почему условия застройки должны/не должны, могут/не могут быть стесненными – фактически получена «индульгенция для застройщиков»: они не должны учитывать обязательные нормы, на соответствие которым еще вчера проектная документация должна была получить положительное заключение экспертизы. В качестве примера можно также привести пересмотр норм инсоляции, которые были изменены на федеральном уровне, но по «ходатайству» московского так называемого «Клуба инвесторов», в который входят представители крупного бизнеса.

Надо заметить, что все происходящее обосновывается весьма красивыми словами, которые нередко можно услышать из уст представителей власти – например, «улучшение инвестиционного климата», или «снижение административных барьеров».

Оценка постоянным изменениям российского законодательства

«Если делать, то по-большому!»

В.С. Черномырдин

Очень точную характеристику происходящему дал Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства в своем Заключении на проект федерального закона, которым вносились очередные поправки в недавно принятый Закон о регистрации (речь о Федеральном законе «О государственной регистрации недвижимости» № 218-ФЗ).

Совет обратил внимание на то, что «предусматривается внесение в той или иной форме изменений и дополнений в пятьдесят две из существующих семидесяти двух статей Закона о регистрации. При этом общий объем изменений, предлагаемых Проектом к внесению в Закон о регистрации, сопоставим с объемом действующей редакции Закона о регистрации. Однако эти изменения не являются единственными, которым Закон о регистрации подвергся с момента его принятия – к 2018 г. точечные изменения в него вносились уже 20 раз» (прим.: речь идет о 20 поправках всего за 1 год, так как 218-ФЗ вступил в силу с 1.01.2017).

Далее Совет сделал вывод, что «масштаб предлагаемой реформы Закона о регистрации превышает все разумные и допустимые пределы».

Совет с учетом этих обстоятельств сделал «важное замечание, касающееся, с одной стороны, чрезвычайно низкого уровня законопроектной работы, продемонстрированного при подготовке первоначального текста Закона о регистрации (о чем Совет высказывался в Экспертном заключении от 22 сентября 2014 г. №133-1/2014), который в целом не преодолен и в Проекте, а, с другой стороны, – о колоссальном уроне, наносимом законодательству и в целом правопорядку столь частыми и столь масштабными изменениями действующих норм позитивного права.

И, наконец, Совет дал надлежащую оценку всем постоянным изменениям, вносимым во всё российское законодательство.

 «Совет считает необходимым специально отметить, что сама по себе систематичность, масштабность и уже почти неизбежность изменений актов высшей юридической силы – федеральных законов ведет к фактической утрате этими актами качества нормативности, поскольку возведенная в принцип изменяемость основных законодательных актов исключает, по существу, неоднократное и одинаковое применение содержащихся в указанных актах правил (норм поведения) равным образом в отношении неограниченного круга лиц в течение сколько-нибудь длительного времени.

Такое положение дел является не просто нетерпимым с профессиональной юридической точки зрения, но и угрожающим формированию в гражданском обществе стереотипных моделей законопослушного поведения, поскольку почти любая норма почти любого закона фактически становится «одноразовой» и так воспринимается правоприменителями. Нечего и говорить о том, что при таком положении дел формирование устойчивой, единообразной внутренне непротиворечивой судебной практики, которая в нормальной ситуации только и выявляет истинный смысл нормы права как регулятора общественных отношений, является принципиально невозможным».

Таким образом, профильные специалисты и эксперты в области права резюмировали порочность существующих принципов бесконечной изменяемости российских законов, указали на недопустимость такого положения дел и наносимом уроне правопорядку, влекущему «одноразовость» законов и, как следствие, невыполнение ими роли регулятора общественных отношений. Фактически законы перестали быть законами, утратив признак нормативности, «одноразовые» нормы соответствующим образом воспринимаются правоприменителями, а термин «законопослушное поведение» утрачивает смысл и актуальность.

«Что делать?»

«Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче».

В.С. Черномырдин

«Так что же делать?» – спросите вы. Есть важная составляющая, помогающая гражданам в деле защиты прав на собственность, – документы.

Слово «документ» происходит от латинского documentum – свидетельство, доказательство. Документ – это материальный объект с закрепленной в нем информацией для передачи ее во времени и пространстве (ст. 1 Федерального закона от 29.12.1994 № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов»).

Несколько слов о «времени и пространстве».

Тут важно упомянуть, что:

– право наступает только один раз, и пересмотр третьими лицами помимо воли правообладателей наступившего ранее права не может быть законным;

– право наступает на основании законов, действовавших в момент наступления права;

– закон обратной силы не имеет.

Напомним – мы говорим о ситуации в общем, но имеем в виду частный случай, а именно право общей долевой собственности на общее имущество МКД – будь то помещения, конструкции, системы, земельный участок и все, что так или иначе может быть общим имуществом.

Очень важно, чтобы каждый понимал, когда именно, на основании каких документов и в соответствие с какими законами наступили те или иные права. И в деле защиты прав исходить именно из этих данных, и ссылаться на те нормы, которые действовали в момент наступления права. Доказательствами будут служить как раз документы, которые рекомендуем вам найти, получить и хранить как «зеницу ока», поскольку документы – ваша охранная грамота, ваши доказательства, подтверждающие момент возникновения прав и объектный состав.

И еще: документов много не бывает, документы не бывают неважные – они все важны. Но сейчас получение любого документа сопряжено с массой сложностей и искусственно воздвигнутых преград. Надо обладать недюжинным упорством, чтобы довести до логического завершения дело получения документов из различных архивов. Кроме того, документы теперь выдаются исключительно за плату, и в основном не дешевы. Поэтому только осознание важности их получения и хранения в качестве доказательной базы, только понимание роли этих документов как первичных правоустанавливающих может подвигнуть людей на нужные шаги и дать шанс защитить свои права.

И не забывайте о том, что вы – собственники, вы в своем праве получать информацию, одним из видов носителей которой являются документы.

Современное Российское законодательство реципировало основные положения римского права. Поэтому считаем уместным привести два положения, которые отражают очень многое:

Quod non est in actis, non est in mundo - Чего нет в документах, то не существует (не имеет значения).

Qui tacuit, cum loqui debuit et potuit, consentīre vidētur - Кто промолчал, когда мог и должен был говорить, тот рассматривается как согласившийся.

 

Дизайн :
Яндекс.Метрика