Вопросы жилищной реновации, поставленные Правительством Москвы, продолжают волновать умы москвичей. Так, 20 июня 2017 г., уже после принятия Госдумой закона о реновации, депутат Московской городской думы Елена Шувалова провела круглый стол на тему: «Жилищный фонд города Москвы – в федеральном законе о статусе столицы. Итоги попыток исправления.»

    По результатам трёхчасового обсуждения выступившие депутаты муниципальных округов, юристы и адвокаты, общественные деятели приняли резолюцию о том, что внесённые в проект закона поправки не изменили сути этого необычного закона – допускаемого им нарушения  права частной собственности граждан и юридических лиц на помещения, и что необходимость реновации обусловлена, скорее всего, интересами строительного бизнеса, а не реальным состоянием жилищного фонда в столице.

    Вероятность нарушения этим законом прав граждан понимают и сами законодатели. В связи с этим в Госдуме под руководством её вице-спикера Петра Толстого 6 июня на постоянной основе была создана рабочая группа по проекту реновации, которая будет отслеживать его осуществление. «Парламентская газета» приводит по этому поводу высказывание П. Толстого: «В том, что касается соблюдения прав граждан, мы будем настаивать на том, чтобы максимальные были гарантии у жителей» (26 мая – 1 июня 2017 г., с. 7).

    Проект реновации, по определению, рассчитан практически на весь жилой фонд города, а не только четырёх- и пятиэтажных его домов. Суть реновации жилищного фонда – предотвратить превращение многоквартирных домов в аварийные, то есть не допустить их износа свыше 65%, путём строительства новых и перемещения туда жителей старых домов. Таким образом, практически каждый москвич, рано или поздно, может оказаться в положении реноватора. Вот почему закон о реновации касается всех москвичей.

    Кроме того, та же «Парламентская газета» пишет уже о возможности внесения в Госдуму «аналогичного проекта … в регионах России» (9-15 июня 2017 г., с. 5).

    Схема московской реновации следующая. Правительство города составило предварительный список многоквартирных домов с износом  40-60%, которые не являются аварийными, но могут ими стать со временем. Власти предложили жителям этих строений голосовать за снос своих домов и переезд в новые. Если две трети населения  с этим соглашается, а остальные нет, то меньшинство подлежит принудительному переселению или выселению по решению суда с предоставлением компенсации. До переселения первой квартиры, если жители, например, сочтут выстроенный для них новый дом неподходящим, одной третью голосов они могут отказаться от переезда и остаться жить в своём доме. При этом бюджетные средства на строительство будут израсходованы: их получит строительный бизнес, который и останется в выигрыше.

    Программы реновации у Правительства Москвы в настоящее время не имеется. Есть только названный список на 4,5 тысячи зданий и два принятых без программы закона. Один – региональный закон города Москвы от 17 мая 2017 г. №14 «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических  и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве», другой – федеральный закон, принятый Госдумой 14 июня 2017 г. №120505-7 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей регулирования отдельных правоотношений в целях реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации – городе федерального значения Москве». Довольствуясь своим предварительным списком, не имея программы заявленной реновации и вступившего в силу закона о реновации, Правительство пошло на организацию среди населения голосования по списку о реновации, что, по-видимому, должно было доказать возникновение между ним и населением указанных в проекте закона о реновации отдельных правоотношений.

    На самом же деле, по мнению оппонентов реновации, есть и другой путь предотвращения превращения домов в предаварийное состояние. Они считают, что «гораздо разумнее не сносить московские пятиэтажки 1950-1960 гг., а реконструировать: … поменять коммуникации, пристроить дополнительные жилые площади и лифты. Ни переезда, ни потери привычной среды, ни потери качества! Подобные проекты, - пишет в газете «Живой город» И. Бессонов, - уже успешно реализованы в странах Востояной Европы и в Москве – например, на улице Мишина» (Спецвыпуск: Реновация. №4(4) июнь 2017 г., с. 4). Архитектор Юрий Эхин тоже считает, что большинство сохранившихся «хрущёвок» «спокойно простоят до XXII в.» «Несущие конструкции в них, - утверждает Ю. Эхин, - рассчитаны на 140-150 лет» (то же, с. 4).

    Спикер Госдумы Вячеслав Володин, касаясь правовых особенностей реновации, отметил, что реновация как отдельное правоотношение находится за пределами действия Жилищного кодекса. Критики реновации добавляют: и за пределами статей 35, 40 и 42 Конституции. Реновация потому и стала отдельным правоотношением, что её содержание не совместимо с понятием о праве собственности на жилище и что нынешняя реновация рассматривает лишь один способ борьбы с возможным аварийным состоянием многоквартирного дома: новострой с переселением из старого дома.

     В принятом Госдумой 14 июня 2017 г. законе о реновации собственники и наниматели помещений, находящихся в доме, голосуют на равных, как обычные жильцы. Таким образом, многоквартирный дом в условиях реновации является для участников голосования не объектом собственности, а самым что ни на есть простым физическим объектом внешней действительности, по поводу которого они высказывают своё мнение: быть ему или не быть. Именно по поводу наличия такого объекта и голосуется вопрос о его сносе или сохранении. Отношения собственности лиц на квартиру, на общедомовое долевое имущество, находящееся в доме, на земельный придомовой участок, регулируемые Жилищным кодексом, здесь находятся на втором месте и по существу не рассматриваются. Жителям даётся возможность ещё и поиграть своей точкой зрения: они могут от неё отказаться, если, например, в новом доме им что-то не понравится. Вот такое совершенно новое и мало чем объяснимое правоотношение.

     Суть этого отдельного правоотношения, помимо того, что принимающие участие в голосовании вправе разрешить правительству вывести свой дом из эксплуатации и снести его до основания, заключается ещё и в том, что две трети жителей наделяются правом  решить судьбу  недостающей трети, которая вынуждена будет покинуть дом вслед за двумя третями. Как уже говорилось, в данном уникальном отдельном правоотношении большинство  может выгнать из дома меньшинство на основе своей точки зрения…

     Отношения собственности, гарантированные Конституцией и лежащие в основе жилищных отношений, защита собственности, в том числе по суду, в рамках данного отдельного правоотношения своей юридической силы иметь не будут. Несогласные собственники или будут вынуждены ехать жить туда, куда им укажут, или получить компенсацию вместо бывшего жилья.

     Если же учесть и другое: что при голосовании в многоквартирных домах, попавших в предварительный список Правительства Москвы, нет, кажется, ни одного, где все сто процентов жителей проголосовали бы за снос и переезд, то практически в каждом многоквартирном московском доме мы в настоящее время можем наблюдать начало процесса перечёркивания цивилизованных жилищных отношений так называемым отдельным правоотношением, или реновацией.

     Принятый в нижней палате парламента закон о реновации предписывает судам обеспечить освобождение помещений и выдачу компенсации недовольным. Судам предлагается закрывать глаза на международное право, Конституцию, Жилищный кодекс, чтобы содействовать реализации на практике отдельного правоотношения – реновации. Тем самым суды будут нарушать основные права граждан ради «торжества» некой точки зрения на реновацию.

     Надо заметить, что принимать отдельный закон о реновации его инициаторы не стали. Закон об отдельном правоотношении принят нижней палатой Федерального Собрания в виде поправок к закону «О статусе столицы Российской Федерации» от 15.04.1993 г. №4802-1. Однако, согласно статье 2 закона «О статусе…», он регулирует не отдельные правоотношения и даже не вопросы жилищного фонда, а правовое положение города Москвы как столицы России.

     По-видимому, авторам проекта закона было нужно именно на федеральном уровне принять сей удивительный закон для придания ему такого же веса, как, например, Жилищному кодексу РФ. В случае одобрения закона верхней палатой парламента и Президентом необходимо обжаловать этот закон в Конституционный суд на предмет его несоответствия нормам Конституции.

    По мнению выступившего на «круглом столе» адвоката С. Станкевича, если не российские, то международные суды должны стать на защиту прав собственников жилья от реновации.

    Там же отмечалось, что в ходе полемики, развернувшейся в стране весной 2017 г. по вопросу о московской реновации, некоторые её сторонники стремились показать несостоятельность правоотношений по приватизации жилищного фонда по закону 1991 года, оправдывая тем самым готовящийся произвол.

    После завершения 15 июня 2017 г. голосования по предварительному списку домов, подлежащих реновации, по данным, например, газеты «Московский комсомолец», «большинство москвичей высказались за снос своих ветхих домов. Более чем из 4,5 тысячи пятиэтажек  2,3 тысячи вступили в программу большинством голосов – более 90%. …Политологи и социологи уже отметили…: в Москве сформировано настоящее гражданское общество» (17 июня 2017 г., с. 6).

    Так ли это?

    Гражданским обществом, согласно словарям, называется совокупность общественных отношений, развивающихся в обществе независимо, автономно от государства. Идея реновации и соответствующий ей проект отдельного правоотношения это продукт государственной власти, а не гражданского общества.

    Хорошо ли понимали голосовавшие, за что именно они выступают? На мой взгляд, понимали плохо. Судите сами. Проект реновации впервые внесён в Госдуму в начале марта 2017 г. До этого о нём не было известно. Обсуждение проекта закона в Госдуме проходило в мае-июне. Одновременно, без вступившего в силу закона о реновации, без программы о реновации жилищного фонда, Правительство Москвы организовывает голосование среди населения по своему предварительному списку. То есть безо всякого закона людей прямо-таки подталкивали к реновации. Если учесть, что сама по себе идея реновации, в том виде, как она сейчас преподносится населению, является по своему содержанию образцом  противоправного поведения для граждан, которое ему опрометчиво  рекомендуется сверху, то можно сказать определённо, что население было введено проектом о реновации в заблуждение и поэтому с ходу оно просто не было способно разобраться в происходящем.

    Особо следует остановиться на цифрах голосования за реновацию. Верить им можно с трудом, так как в столице нашей Родины городе-герое Москве с собственниками помещений и нанимателями должной образовательной работы за все 26 лет, прошедшие после принятия закона о приватизации жилищного фонда, никто не проводил. Этой работой должны заниматься органы местного самоуправления. Но, вместо них, эти функции исполняет исполнительная власть, то есть управы районов. Они-то, ничего толком не делая, не умея и не желая делать, и подают фиктивные сведения об общих собраниях собственников, созданных в домах советах наверх, в Правительство Москвы.

    Практически всем жилым фондом (более 90%) управляют то ДЕЗы, то «Жилищники», то есть государственные организации. Сплошь практикуется помещение в Интернете фальшивых протоколов собраний собственников о якобы выбранной ими управляющей организации. Правительство Москвы в 2013 г. выпустило постановление, которым «в порядке эксперимента» заменило ДЕЗы на «Жилищники». Этот эксперимент чем-то напоминает мне реновацию: в Гражданском кодексе не предусмотрено заключение договоров «в порядке эксперимента». Наш договор с ДЕЗом ещё не истёк, а исполнительная власть предлагает нам один договор в порядке эксперимента расторгнуть, а другой в таком же порядке заключить.

    Теперь несколько слов о самоорганизации собственников. В апреле-мае 2016 г. в Москве состоялся Первый съезд представителей собственников помещений. Я писал об этом событии в газете «Слова и дела» 17 мая, потом 23 августа 2016 г.. Оргкомитетом намечалось созвать в конце года учредительный съезд одноимённой Всероссийской организации. Вот уже около года этот комитет не подаёт каких-либо признаков жизни.

     В начале 2017 г. в СМИ появилась информация о том, что если активные собственники, создавшие, например, ТСЖ, ТСН, держат деньги на капремонт своего дома в банке, а последний обанкротился, то своих денег им не видать. Приводились конкретные примеры. А если дом под управлением ГБУ «Жилищник», то при банкротстве банка деньги «Жилищника» не пропадут. Разве это не продуманная банковская политика, направленная против активного собственника?

    В Москве есть прекрасные энтузиасты среди граждан. Но организации собственников помещений нет. С учётом сказанного, в городе нет ни должного просвещения, ни должной организации собственников. Поэтому я не верю, что голосовавшие за реновацию действительно понимали, за что именно они голосуют.   

    Мысль о реновации жилищного фонда, если не пытаться нарушить с её помощью жилищные правоотношения, это мысль, на мой взгляд, несомненно, конструктивная. Но не надо превращать её в какое-то отдельное правоотношение, выводить за рамки правового поля. Это губит  реновацию, а вместе с нею и надежду людей на оптимальные варианты развития жилищного фонда.

                                                                                                             Михаил Малинин.

                                                                                      

 

Дизайн :
Яндекс.Метрика