КУПИТЬ  ЖУРНАЛЫ  

               

                                        1. Возможные определения.

      27 июля 2016 г. правительственная «Российская газета» напечатала статью министра юстиции А. Коновалова «Коррупция не живёт там, где всё прозрачно», где автор рассуждает о соотношении между государством и гражданским обществом применимо к борьбе с коррупцией и призывает создать «сильное гражданское общество» в противовес слабому, коррумпированному государству.  

      Современное понятие «гражданского общества» сформировалось под влиянием борьбы буржуазных государств с советской социалистической системой, её якобы тоталитарным характером. Считается, что в Советском Союзе, кроме государства, никакого гражданского общества якобы не было. Поэтому, в рамках борьбы с «тоталитаризмом»,  государство принято отделять от гражданского общества, всячески подчёркивая независимость последнего от государства. Следуя такому пониманию государства и гражданского общества, автор публикации идёт ещё дальше: он призывает к созданию «сильного гражданского общества, подотчётности ему власти», говорит о том, что «общество должно постоянно её контролировать». 

       Разумеется, в статье министра нет и слова об обратном контроле государства за обществом. Хотя взятки чиновникам, как он правильно отмечает в статье, могут давать и рядовые граждане, совершая, тем самым, аморальные поступки. После создания  «сильного гражданского общества» надо полагать, что таких аморально настроенных граждан в нём не будет или почти не будет. Во всяком случае, «сильное гражданское общество» должно уж непременно победить государство, положив его «на обе лопатки». И вообще неизвестно, что от него после этого останется и будет ли работа у уважаемого министра юстиции.

      Упоминание о контроле государства за обществом, да ещё в официальном издании, будь оно сделано автором, многие восприняли бы как возврат к временам «тоталитаризма». Хотя, вместе с тем, непонятно,  отчего же государству следует отказаться от такого контроля? Есть же понятие «социальное партнёрство». В границах такого «партнёрства» государство вполне может контролировать своих партнёров. Например, работодателей и профсоюзы в рамках трудовых отношений. А те, в свою очередь, государство. 

      Коррупция, непрозрачность современного государства, о которых пишет А. Коновалов, – это, однако,  вовсе не наследие советского прошлого. Поэтому, если уж говорить о соотношении между государством и гражданским обществом, то оно, полагаю, должно быть пересмотрено. И не только в отношении борьбы с коррупцией.

      Предлагаю следующее понимание государства и общества.

      Общество состоит из частей (коллективов людей) и каждой части свойственны только её общественные отношения, функции и задачи. Государство тоже является частью общества. Это общественная организация по правовому регулированию всей общественной жизни. И не более того. Таким образом, гражданское общество это все без исключения общественные организации, включая государство. 

      Если гражданское общество позволяет себе не правовое регулирование, следовательно, причины такого не правового регулирования лежат не в государстве, а в составных частях и структуре всего гражданского общества, то есть в семье, профессиональных, кооперативных, спортивных, партийных и иных общественных объединениях. Значит, и государство, и гражданское общество в целом, вопреки существующим законам, устроены на каких-то иных несовершенных принципах, которые и дают возможность одинаково как государственным чиновникам, так и другим членам гражданского общества  игнорировать существующее законодательство и жить по своим правилам. 

       Значит, не только в государстве, но и в иных общественных образованиях нарушены принципы гласности, добровольности, равенства граждан, справедливости, добросовестности, честности, открытости, добропорядочности. Всё общество ориентировано на заведомо аморальные цели. Причина именно в этом. В обществе есть силы, которым выгодно такое положение дел и которые прикрываются видимостью своей  законности.  Тотальной по сути коррупцией, то есть подменой законов иными правилами,  болеет не государство, а всё общество. Всё общественное устройство. В противном случае коррупция была бы попросту невозможна.

                                                 2. На постоянном контроле.

      Чтобы жить, человек должен постоянно контролировать себя. Чтобы жить в обществе, он должен контролировать это общество. В рамках своего контроля, каждый человек должен иметь возможность оказывать своё влияние на ход событий наравне с другими. В противном случае он утратит интерес к происходящему. Например, о коррупции в России говорят не первый год. Принимают законы, создают различные органы. Но государство по-прежнему не прозрачно. Потому что многие явления общественной жизни выглядят абсурдно. Один абсурд порождает другой, становясь общей нормой жизни. 

       Говоря о проблеме коррупции, мы невольно говорим о проблемах всего общества, а не только его государства. В противном случае мы вряд ли сумеем понять существо проблемы: легальную подмену закона беззаконием на почве возведённых в ранг закона корыстных интересов. 

       Абсурд первый: саморазрушение СССР. Никакой общественной потребности в этом не было. Первый научно обоснованный общественный проект, изменивший сознание людей во всём мире,  малообразованные советские политики удалили из общественной жизни. Вместе с ним общество и государство потеряли и суверенитет и идеологию. Смыслом общества стало простое выживание. Но не всё ли равно, в конце концов, как выживать: с коррупцией или без неё?! 

       В различных средствах массовой информации основным врагом страны уже не первый год изображается Запад, а её спасителем – спецслужбы или службы безопасности. Но когда на Западе не было планов завладеть Россией? Всегда были. А вот культ спецслужб это прямая апология официально презираемой тоталитарной системы. С буржуазной начинкой больших и малых финансовых пирамид. Когда у очередного банка отбирают лицензию, это значит, что рухнула очередная финансовая пирамида обмана. Разве не в этих пирамидах один из источников разложения общества?! 

       В некоторых государствах СНГ картина та же. Например, после смерти президента Узбекистана Ислама Каримова, правившего страной 25 лет, по мнению экспертов, «внутри страны не предполагается никакой дестабилизации – служба безопасности жёстко контролирует общество сверху донизу» (А. Гельман. Что ждёт узбеков после Каримова. – газ. Metro. Москва. 5 сентября 2016 г., с. 09). 

       Спутники такого жёсткого контроля – несменяемость власти и отсутствие реального контроля граждан за государством. То есть диктатура. В условиях несменяемости власти  процветают такие элементы коррупции, как безответственность и семейственность. В российских источниках много писалось о том, как у нас проводятся избирательные компании: людей зазывают на предвыборные митинги, обещая заплатить им за это деньги; специально нанятых людей снабжают открепительными избирательными документами, затем развозят их на разные участки голосовать по нескольку раз, для этого открепительные документы после голосования не отбирают, по одному и тому же документу можно голосовать бесконечно много раз;  руководители избирательных комиссий переписывают протоколы подсчёта голосов. Никаких судебных дел по таким эпизодам, как правило, не бывает. И разве это не пример коррумпированности всего нашего общества??! 

       Примером безответственности может служить и нарушение закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», когда чиновники рассматривают жалобы на себя, а Приёмная Президента России бесконечно далека от выполнения ею функций Президента как гаранта Конституции. 

       То же отношение вседозволенности распространено в российском интернете и на освещение международных событий. Если верить услужливым пропагандистам, российский истеблишмент во главе с Президентом страны давно уже стоит во главе всей мировой политики, а Россия своей исключительностью затмила США. Ненавистный Запад слушает судьбоносные выступления нашего Президента «на коленях», а аплодирует ему «стоя». Политик, не соответствующий линии Кремля, превращается прокремлёвскими авторами в животное. Например, Х. Клинтон «сорвалась с цепи» и критикует Путина. 

       Элементарная этика человеческих отношений, свойственная нормальным людям  и их  гражданскому обществу, при таком отношении к людям, будь они наши друзья или противники, начисто исчезает. Вседозволенность и безответственность становятся нормой для информирования населения, превращая его из состояния гражданского общества в цирк диких зверей. 

      Ненормальная ситуация сложилась и в области  представительства населения во власти. 

       В Государственной думе, в Московской городской думе проправительственная партия «Единая Россия» имеет конституционное большинство голосов. Именно в составе фракции этой партии наибольшее число миллионеров и миллиардеров. При таком раскладе сил  обсуждать в парламенте какие-либо вопросы бесполезно. Решение будет принято то, какое проголосует «Единая Россия». Разве это не проявление коррумпированности высшего представительного органа страны, или у нас большинство граждан – такие же миллионеры и миллиардеры?! И тогда встаёт вопрос: зачем избирателю идти на выборы в такие органы власти, где представительство населения  на самом деле обусловлено не волей граждан, а жёстким контролем за ними сверху донизу со стороны служб безопасности?! 

       В моём районе Котловка города Москвы кандидатом в депутаты Госдумы на выборах 2016 года баллотируется бывший секретарь райкома КПСС, затем сотрудник МГК КПСС Елена Панина. Панина является депутатом Госдумы с 1997 года, то есть двадцать лет. Член фракции партии «Единая Россия». Её годовой доход составляет 22,9 миллиона рублей. Что общего может быть у меня, рядового избирателя, с таким кандидатом? Ничего. 

                                                       У Елены есть доход:

                                                       Двадцать два мильона в год.

                                                       Она также депутат

                                                       Целых двадцать лет подряд.

                                                       Раньше коммунистка,

                                                       Теперь капиталистка.

                                                       Знает власть другой закон,

                                                       Что народ ей подчинён.

                                                       Не сидится в депутатах

                                                       В Думских каменных палатах.

                                                       Час когда-нибудь придёт:

                                                       На трон Еленушка взойдёт.

                                                       Голосуя за Елену,

                                                       Укрепляете систему

                                                       И её родной карман.

                                                       Избиратель, ты не пьян?

       Запредельное неравенство в распределении между гражданами национального богатства  составляет объективное содержание основных прав и свобод человека и гражданина в стране, которые государство по закону должно признавать, уважать, соблюдать и защищать. По данным консалтинговой компании NewWorldWealth, 62% благосостояния в России приходится на долю долларовых миллионеров, а 26% - на долю миллиардеров. Всего 88%. Остальные граждане владеют лишь 12% благосостояния. Для сравнения: в Японии миллионерам и миллиардерам принадлежат лишь 22% благосостояния.

       В расчёте на семью – ячейку гражданского общества, - национальный доход в России распределяется, согласно статистике, так. 1% семей принадлежит 70% национального годового дохода. Вот чьи интересы в первую очередь обслуживает существующее государство со всеми его парламентами и правительствами. Для сравнения: в Англии 1% семей принадлежит 23% национального дохода, в США – 37%, в Германии – 30%, Италии – 23%, Индии – 53%, Турции – 54%, Китае – 39%, Франции – 23%, Швеции – 32%, Польше – 34%, Австралии – 21%, Японии, Канаде – 25%. 

       Может ли общество со столь непропорциональным в отношении других стран распределением национального дохода  реально осуществлять права и свободы человека и гражданина  по отношению ко всем своим гражданам на основе принципа равенства граждан? Я думаю, что нет. Принцип равенства граждан, как уже говорилось,  подорван в идеологическом, экономическом и политическом отношениях. Господствующая над населением экономическая и политическая элита может обеспечить продвижение своих эгоистических интересов только в условиях тотальной коррупции. Следовательно, успешная борьба с коррупцией и соблюдение законности возможны только при условии ведения борьбы за экономическую и политическую справедливость.

                                                                                                               Михаил Малинин

        

Дизайн :
Яндекс.Метрика