ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ № 21

по результатам независимой антикоррупциогенной экспертизы

Федерального закона № 141-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации

«О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты

Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда

в столице Российской Федерации – городе федерального значения Москве»

Мною, РЕКАНТОМ Анатолием Абрамовичем, аккредитованным в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов распоряжением Минюста России № 2078-р от 06.07.2009г. в соответствии со статьей 5 Федерального закона № 172-ФЗ от 17.07.2009г. «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, и Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации № 96 от 26.02.2010г., проведена антикоррупционная экспертиза Федерального закона № 141-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации – городе федерального значения Москве» (далее – Закон).

В его тексте выявлено большое количество положений, противоречащих нормам Конституции и международным договорам Российской Федерации, вступающих в коллизию друг с другом и другими нормами российского законодательства, а также содержащих хорошо замаскированные коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил.

РЕЗУЛЬТАТЫ  ЭКСПЕРТИЗЫ

  1. Статья 1 пункты 1 и 2. Коррупциогенных факторов не обнаружено.
  2. Статья 1 пункт 3, абзацы 1-4. Коррупциогенных факторов не обнаружено.
  3. Статья 1 пункт 3, абзац 5. («определяют содержание…») Коррупциогенных факторов не обнаружено.

Однако, во главу угла в качестве цели проведения реновации жилищного фонда поставлено не улучшение условий жизни граждан, проживающих в домах, срок службы которых изначально определялся в 25-40 лет, и в аварийных домах, а всего лишь предотвращение роста аварийного жилищного фонда в городе Москве, обеспечение развития жилых территорий и их благоустройства, которые должны быть лишь следствиями выполнения рассматриваемой программы. Отсюда происхождение практически всех, отмеченных ниже недостатков данного Закона.

  1. Статья 1 пункт 3, абзацы 6-10. Коррупциогенных факторов не обнаружено.
  2. Статья 1 пункт 3, абзац 11. («устанавливают в целях реализации программы…»). Коррупциогенен. Коррупциогенным фактором являются нормативные коллизии – противоречия между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае..

Данная норма вторгается в пределы регулирования Градостроительного кодекса РФ (ст.ст. 24, 28, 30-34, 39, 40, 43, 46, 63).

  1. Статья 1 пункт 3, абзац 12 устанавливают в целях реализации решения…»). Коррупциогенен. Коррупциогенным фактором являются нормативные коллизии – противоречия между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае.

Данная норма вторгается в пределы регулирования главы 5 Градостроительного кодекса РФ.

Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения. Состав и содержание градостроительной документации должны оставаться едиными в стране, а особенности строительства в разных её регионах учитываться в нормативных документах федеральных органов власти. Любой разнобой в этой части создаёт возможность для правоприменителя выбора в каждом конкретном случае между установлениями федеральных законов и соответствующими нормами нормативных правовых актов субъекта Федерации.

  1. Статья 1 пункт 3, абзац 13 устанавливают порядок и условия…»). Коррупциогенен. Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения:
  • предельную широту дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения;
  • определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций;
  • выборочное изменение объема прав – возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц);
  • чрезмерную свободу подзаконного нормотворчества – наличие норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа,– Федерального Собрания России,– принявшего первоначальный нормативный правовой акт.

Федеральным законом и подзаконными актами федеральных органов власти должны быть установлены единые для всей страны минимальные нормативы параметров жилищных условий и благоприятной окружающей среды, с предоставлением местным органам власти права их корректировки путём принятия нормативных правовых актов, но только в сторону улучшения.

Это крайне необходимо, поскольку «самодеятельность» властных структур в субъектах Федерации, стремящихся выполнить любые обязательства «упростив» и «сэкономив» за счёт граждан, границ не имеет. Так, в Москве уже предложены проекты домов, куда будут переселяться граждане по программе реновации, в которых полностью отсутствуют балконы и лоджии, а все помещения непропорционально вытянуты. Что в таком доме может получить взамен, «по минимуму» и в полном соответствии с Законом, собственник однокомнатной квартиры, состоящей, например, из комнаты 20 м2, кухни 6,5 м2, санузла 3 м2, прихожей 3 м2, лоджии 2,5 м2, лишающийся её, практически в принудительном порядке (см. п. 13 Заключения). Комнату 20 м2, в которой разместить уже имеющуюся мебель он просто не сможет, ибо расположить её можно только вдоль двух противоположных стен, узкую длинную кухню 7-8 м2 с теми же проблемами, но вдоль только одной стены, несколько увеличенный санузел, возможно даже раздельный, узкий длинный коридор, в котором вообще никакие элементы мебели поместить невозможно, и, наконец, полное отсутствие лоджии или балкона. Требования Закона выполнены? Безусловно. Условия жизни улучшились? Столь же безусловно, нет. Они катастрофически ухудшились! Метры те же, да качество разное.

С другой стороны, такой же собственник, в полном соответствии с Законом, может, например, получить в другом доме однокомнатную квартиру жилой площадью 35 м2 и более, с увеличенными «до бесконечности» размерами всех остальных помещений, пропорции которых приближаются к квадратным, с большой лоджией, чуланом и т.д.

Спрашивается, кто будет определять, кому какую квартиру предоставлять? Ответ один: должностные лица органов исполнительной власти на местах! За красивые глаза? Очевидно, что налицо весь набор перечисленных выше коррупциогенных факторов.

  1. Статья 1 пункт 3, абзац 14 устанавливают категории граждан…»). Коррупциогенен. Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения:
  • предельную широту дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения;
  • определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций;
  • чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества – наличие норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа,– Федерального Собрания России,– принявшего первоначальный нормативный правовой акт.

Подобная ситуация, например, сложилась с правом федеральных пенсионеров на льготы по проезду на внутригородском и пригородном транспорте. Отсутствие соответствующей нормы в Федеральном законе от 12 января 1995 г. № 5-ФЗ "О ветеранах" привело к тому, что в одних регионах эта льгота составляет 100%, в других она частична, а в третьих такой льготы нет. Вот и получается, что приехав на какое-то время в другой город, ветеран Великой Отечественной войны лишается полностью права бесплатного проезда на общественном транспорте, хотя в его Удостоверении написано: «Действует на всей территории Российской Федерации».

Права на все льготы для федеральных льготников должны устанавливаться законами Российской Федерации, а для льготников субъектов Федерации и муниципальных – нормативными правовыми актами этих субъектов Федерации и местных органов власти.

  1. Статья 1 пункт 4. Коррупциогенные факторы не обнаружены.
  2. Статья 1 пункт 5, абз. 1. Коррупциогенные факторы не обнаружены. Следует судьбе норм, включённых в предлагаемые к дополнению в действующий закон ст.ст. 7.1-7.3.
  3. Статья 1 пункт 5, абз. 2-8 Статья 7.1»). Коррупциогенны. Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения и возможность необоснованного применения исключений из общих правил:
  • предельная широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения;
  • определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций;
  • чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества – наличие норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа,– Федерального Собрания России,– принявшего первоначальный нормативный правовой акт.

Новая статья 7.1 ставит юридическую силу нормативных правовых актов города Москвы выше юридической силы Жилищного кодекса Российской Федерации, что противоречит положениям части 2 ст. 4 Конституции РФ, устанавливающей верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации, и части 1 ст. 15 Конституции РФ, запрещающей принятие в России любых законов и иных правовых актов, противоречащих Конституции страны.

Нормы статьи 7.1 передают полномочия федеральных органов государственной власти в области жилищных прав граждан органам субъекта Федерации, наделяют их правом издания нормативных правовых актов, обладающих бóльшей юридической силой, нежели нормы законов Российской Федерации и её Конституции.

Об этом свидетельствуют такие тексты, отменяющие нормы гл. 6 ЖК РФ:

«Формы и порядок выявления и учета мнения собственников помещений и нанимателей жилых помещений при формировании и реализации программы реновации, в том числе путем проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, устанавливаются нормативными правовыми актами города Москвы с учетом положений настоящей статьи «порядок учета голосов собственников и (или) нанимателей одного жилого помещения, а также подсчета голосов в таком многоквартирном доме, устанавливается нормативным правовым актом города Москвы»;

«Порядок голосования при формировании программы реновации, в том числе порядок учета голосов собственников и (или) нанимателей одного жилого помещения, а также подсчета голосов в таком многоквартирном доме, устанавливается нормативным правовым актом города Москвы».

Статьёй 7.1 отменяются положения Жилищного кодекса РФ, наделяющего Общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме исключительным правом решения всех вопросов, связанных с управлением и существованием общего имущества такого дома, в том числе устанавливающие порядок голосования при принятии каждого вида решений по всем таким вопросам. При этом властям города Москвы даётся карт-бланш на принятие любых решений в этой части, без каких либо ограничений, в то время как общеизвестно, что результаты голосований существенно зависят от способа голосования и порядка его проведения.

  1. Статья 1 пункт 5, абз. 9-19 Статья 7.2»). Коррупциогенны. Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения и возможность необоснованного применения исключений из общих правил:
  • предельная широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения;
  • определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций;
  • чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества – наличие норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа,– Федерального Собрания России,– принявшего первоначальный нормативный правовой акт.

Нормы статьи 7.2 передают многие полномочия федеральных органов государственной власти в области градостроительной деятельности и землепользования, органам субъекта Федерации, наделяют их правом издания нормативных правовых актов, обладающих бóльшей юридической силой, нежели нормы законов Российской Федерации и её Конституции. Это противоречит основополагающим положениям части 2 ст. 4 и части 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, а также нормам ст. 3 и части 1 ст. 4 Градостроительного Кодекса РФ, части 1 ст. 2 Земельного кодекса РФ, запрещающим принятие любых законов и иных нормативных актов, противоречащих нормам этих кодексов.

Об этом свидетельствуют следующие тексты, игнорирующие установления указанных нормативных правовых актов:

«В случае подготовки документации по планировке территории в целях реализации решения о реновации в отношении территории, в границах которой не предусматривается осуществление деятельности по ее комплексному и устойчивому развитию, проект планировки территории может не содержать сведения, документы, материалы, необходимость включения которых предусмотрена для случая подготовки проекта планировки территории, подлежащей комплексному и устойчивому развитию в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации»;

«В случае, если подготовленной для реализации решения о реновации документацией по планировке территории предусматривается размещение объектов капитального строительства, виды разрешенного использования которых и (или) параметры которых не соответствуют видам разрешенного использования объектов капитального строительства и (или) предельным параметрам разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства, установленным правилами землепользования и застройки, и (или) если виды разрешенного использования земельных участков, на которых планируется размещение указанных объектов, не соответствуют видам разрешенного использования земельных участков, установленным правилами землепользования и застройки, одновременно с подготовкой документации по планировке территории осуществляется подготовка изменений, вносимых в правила землепользования и застройки. В этом случае принятие в соответствии со статьей 33 Градостроительного кодекса Российской Федерации решения о подготовке проекта о внесении изменений в правила землепользования и застройки не требуется»;

«Сметная стоимость строительства объектов капитального строительства, строительство которых осуществляется в целях реализации решений о реновации, определяется в соответствии с нормативным правовым актом города Москвы.

Со дня представления проектной документации объекта капитального строительства, строительство, реконструкция которого осуществляются в целях реализации решения о реновации, на государственную экспертизу проектной документации и до выдачи разрешения на строительство указанного объекта допускается осуществление подготовительных работ, предусмотренных нормативным правовым актом города Москвы»;

«Если в целях реализации решений о реновации земельный участок образуется из земельных участков, которые находятся в собственности города Москвы или государственная собственность на которые не разграничена, и (или) из земельных участков, занятых многоквартирными домами, включенными в решения о реновации, и его границы не пересекаются с границами земельных участков, поставленных на государственный кадастровый учет и находящихся в федеральной либо частной собственности, до образования такого земельного участка в соответствии с земельным законодательством на основании утвержденных правил землепользования и застройки, проекта планировки территории и схемы расположения земельного участка или земельных участков на кадастровом плане территории допускаются выдача градостроительного плана земельного участка, подлежащего образованию в целях реализации проекта планировки территории, выполнение инженерных изысканий, подготовка проектной документации для строительства, реконструкции объекта капитального строительства, проведение государственной экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий, выдача разрешения на строительство объекта капитального строительства, строительство, реконструкция объекта капитального строительства»; «В данном случае предоставление правоустанавливающих документов на земельный участок для выдачи разрешения на строительство объекта капитального строительства не требуется».

Закон, без каких-либо на то оснований, взламывает существующую в стране систему землепользования, предоставляя властным структурам право передавать в пользование земельные участки без их разграничения, установления необходимого статуса, сервитутов и ответственности лиц, которым такие участки передаются. Безусловно, это даст в будущем широкую возможность для различного рода махинаций с практически бесхозной землёй. То, что это произойдёт именно так, подтверждает опыт недавнего «перемежевания» в рамках актуализации земельных участков многоквартирных домов, принадлежащих на основании закона не городу Москве, а собственникам помещений в этих домах. Причём само новое межевание проводили не кадастровые инженеры, как это определено ФЗ «О государственном кадастре Российской Федерации, а различные проектные институты, в силу этого же закона не имевшие права такие работы выполнять, тем более, что они никогда прежде землеустройством не занимались и специалистов в этой области в своём штате не имели. В результате площадь многих земельных участков многоквартирных домов уменьшилась вплоть до их фундамента.

  1. Статья 1 пункт 5, абз 20-57 Статья 7.3»). Коррупциогенны. Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения и возможность необоснованного применения исключений из общих правил, содержащие неопределенные, или обременительные требования к гражданам и организациям, такие как:
  • широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения;
  • определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций;
  • выборочное изменение объема прав – возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц);
  • наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права, – установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям.

Установления новой статьи 7.3 ФЗ «О статусе столицы Российской Федерации» грубо ограничивают права собственников и нанимателей помещений в многоквартирных домах, и узаконивают право должностных лиц произвольно диктовать им свои условия. Так, ничем не обоснованы ограничения прав собственников и нанимателей самим выбирать место будущего жительства и квартиры, а не в строго определённых районах или административных округах города Москвы, в ограниченный срок и только из «предложений», направленных им «уполномоченными должностными лицами». В данном случае такие должностные лица сами определяют когда и кому направлять предложения, какие и в каких домах предлагать помещения.

Заключение с собственниками помещений вместо одного договора мены принадлежащего им помещения на другое, ими самими выбранное из всех предлагаемых, двух,– договора о переходе права собственности к городу Москве и договора о предоставлении нового помещения (о последнем в проекте закона ни слова, обойтись без него невозможно),– разнесённое по времени, безусловно, приведёт к диктату чиновников, их безраздельным требованиям к бывшим собственникам и нанимателям помещений, уже лишённым своих прав, в ограниченный законом срок согласиться на один из предложенных им вариантов (о том, как можно и нужно разрешить все искусственно создаваемые проблемы описано в прилагаемой к Заключению статье.

Текст статьи 7.3 полностью передаёт в ведение города Москвы разработку и принятие стандартов благоустройства, без каких-либо ссылок на существующие общероссийские, в том числе санитарные, технические и иные правила и нормы. То есть и в этой части полностью выводит нормативные правовые акты субъекта Федерации из-под юрисдикции федерального законодательства.

Никак не оговорена обязанность предоставления собственникам жилых помещений с лоджиями или балконами, комнатами не являющимися, помещений с лоджиями или балконами соответственно.

  1. Статья 1 пункт 5, абз 58-59 Статья 7.4»). Коррупциогенны. Присутствует коррупциогенный фактор, устанавливающий для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения: предельная широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения.

Текстом ст. 7.4 грубо нарушаются гарантированные ст. 35 Конституции РФ права собственников нежилых помещений в многоквартирных домах на владение ими. Снос жилых зданий по программе реновации не обусловлен государственными или муниципальными нуждами, поскольку не включён в закрытый перечень таковых, содержащийся в пункте 2 ст. 56.3 Земельного кодекса РФ. По этой причине нормы подпункта 3.2 ст.235 и ст. 239.2 ГК РФ в данном случае неприменимы.

Никакими нормами российского законодательства, в том числе и рассматриваемым Законом, не установлены условия и порядок возмещения собственникам нежилых помещений в многоквартирных домах изъятого имущества при выполнении программы реновации, поэтому ссылка на них не имеет смысла. Возникшая с принятием Закона неопределённость позволяет правоприменителю действовать в каждом конкретном случае по собственному усмотрению, не придерживаясь законодательства России.

  1. Статья 1 пункт 5, абз 60-62 Статья 7.5»). Коррупциогенные факторы отсутствуют.
  2. Статья 1 пункт 5, абз 63-69 Статья 7.6»). Коррупциогенные факторы отсутствуют.
  3. Статья 1 пункт 5, абз 70-99 Статья 7.7»). Коррупциогенны. Присутствуют коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения и возможность необоснованного применения исключений из общих правил:
  • предельная широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения;
  • определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций;
  • чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества – наличие норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа,– Федерального Собрания России,– принявшего первоначальный нормативный правовой акт.

Московский фонд реновации жилой застройки (далее – Фонд) не может создаваться «в соответствии с нормативным правовым актом города Москвы», поскольку субъекты Федерации, в т.ч. и Москва, не могут издавать подобные акты, ибо пункт «о» ст. 71 Конституции РФ относит гражданское законодательство к исключительному ведению Российской Федерации. Правильно было бы: «на основании нормативного правового акта города Москвы».

Фонду передаются управленческие и распорядительные функции, выходящие за пределы перечня, содержащегося в статье 7 ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее – ФЗ «О НКО»). Это предоставляет его должностным лицам возможность совершения практически любых действий без оглядки на федеральное законодательство.

Законом определяются не особенности деятельности Фонда в рамках действующего законодательства России, а все её аспекты, причём без какой-либо оглядки на это законодательство, а в целом ряде случаев вопреки ему, что вступает в противоречие с частью 2 ст. 3 ГК РФ: «Гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов…».

Текст новой ст. 7.7: «На фонд не распространяются положения пунктов 3, 5, 7, 10 и 14 статьи 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях", а также положения пункта 1 статьи 7 Федерального закона "О некоммерческих организациях" и пункта 1 статьи 123.18 Гражданского кодекса Российской Федерации в части привлечения к ответственности учредителей фонда по обязательствам фонда в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязательств по договорам участия в долевом строительстве многоквартирных домов в соответствии с настоящим Законом» походя отменяет для города Москвы все «неудобные» основополагающие нормы ФЗ «О НКО» и Гражданского кодекса РФ, исключающие для любых фондов возможность сбора каких-либо обязательных имущественных взносов и ответственность учредителей по обязательствам фонда (пункт 1 ст. 7 ФЗ «О НКО»), устанавливающие обязательность контроля уполномоченных на то органов, в том числе и федеральных, над их деятельностью (пунктов 3, 5, 7, 10 и 14 статьи 32 ФЗ «О НКО»), включая соблюдение финансовой дисциплины и налогового законодательства РФ. В результате узаконивается бесконтрольность Фонда и его сотрудников, их независимость от норм российского законодательства, регулирующих его деятельность и, как следствие, появление серьёзных сложностей для привлечения их к ответственности в случаях нарушения этих норм.

А вот что написано в новой статье 7.7 ФЗ «О статусе столицы Российской Федерации»:

«…город Москва несет субсидиарную ответственность по обязательствам фонда». То есть, сотрудники такого фонда, практически никем не контролируемого, могут растранжирить, присвоить финансовые средства, являющиеся его собственностью, а отвечать за это должны граждане Москвы!?

Текст статьи, выводящий Фонд из-под юрисдикции пункта 1 статьи 123.18 ГК РФ, вступает в противоречие с установлением части 2 ст. 3 ГК РФ: «Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу» и, поэтому, вообще неправомерен.

Закон наделяет Фонд функциями застройщика: «Нормативным правовым актом города Москвы фонд может быть наделён правом выступать в качестве застройщика…», не предусмотренными для него ни Гражданским кодексом России, ни ФЗ «О НКО». Это – передача субъекту Федерации исключительных прав Российской Федерации, т.е. нарушение Конституции РФ. При этом Фонд выводится из-под ограничений, установленных для этого вида организаций, и тут же исключаются в отношении него из Федерального закона № 214-ФЗ от 30 декабря 2004 года «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», такие основополагающие нормы, как раскрытие информации о застройщике (пункт 1 части 2 ст. 3), минимальный размер уставного капитала застройщика (часть 2.1 ст. 3), договорные обязательства и ответственность (ст.ст. 15-15.1, 15.3-15.4), страхование гражданской ответственности застройщика (ст. 15.2), меры дополнительной защиты прав, законных интересов и имущества участников долевого строительства (ст. 23.2). И в этой части деятельности Фонда он полностью освобождается от какого-либо контроля, как со стороны участников долевого строительства, так и со стороны государства.

Содержащаяся в новой ст. 7.7 норма: «Фонд вправе привлекать денежные средства граждан и юридических лиц для строительства (создания) многоквартирного дома…» тоже коррупциогенна, поскольку предоставляет Фонду возможность обойти закон, запрещающий фондам собирать какие-либо взносы, кроме добровольных. О том, что это действительно так, свидетельствует прецедент Фонда капитального ремонта города Москвы, собирающего, вопреки закону, обязательные взносы и обращающего их в свою собственность.

  1. Статья 1 пункт 5, абз 100-133 Статья 7.8»). Коррупциогенные факторы отсутствуют.
  2. Статья 2. Коррупциогенна. В тексте: «В целях осуществления градостроительной деятельности в условиях стесненной городской застройки федеральные органы государственной власти в области пожарной безопасности вправе устанавливать особенности применения отдельных требований пожарной безопасности либо утверждать отдельные своды правил, содержащие требования пожарной безопасности, и правила пожарной безопасности» присутствует коррупциогенный фактор: определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций.
  3. Статья 3. Коррупциогенна. В тексте абз. 12 («7. В случае, если права залогодержателя»): «вместо подтвержденной заключением оценщика денежной оценки жилого помещения в многоквартирном доме, которое предоставлено в соответствии с Законом Российской Федерации от 15 апреля 1993 года № 4802-I "О статусе столицы Российской Федерации" и на которое установлена ипотека, может быть указана кадастровая стоимость такого жилого помещения» присутствует коррупциогенный фактор: определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций.

Следует судьбе рассматриваемого Закона. Внесение предлагаемых дополнений нецелесообразно, поскольку:

  • Законы государства должны содержать нормы, равно обязательные для всех юридических и физических лиц, находящихся на его территории, имеющие постоянный или, как минимум, максимально длительный период применения. Нельзя печь законы как блины, к случаю и с той же скоростью. Это снижает их значимость и обязательность соблюдения.
  • Нельзя изменять законодательство, по которому живёт вся страна, ради её 1/85 части.
  1. Статья 4. Коррупциогенна. Текст «В целях осуществления градостроительной деятельности в условиях стесненной городской застройки федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, вправе устанавливать особенности применения отдельных санитарно-эпидемиологических требований, требований, предусмотренных санитарными правилами, либо утверждать отдельные санитарно-эпидемиологические требования, санитарные правила» содержит коррупциогенный фактор: определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций.
  2. Статья 5. Коррупциогенна (см. п. 17). Следует судьбе рассматриваемого Закона. Устанавливает, в нарушение части 1 ст. 15 Конституции РФ, верховенство нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации – города федерального значения Москвы над Градостроительным кодексом гор. Москвы.
  3. Статья 6. Коррупциогенна. Следует судьбе рассматриваемого Закона.
  4. Статья 7. Коррупциогенна. Следует судьбе рассматриваемого Закона. Текст «Особенности технического регулирования при подготовке документации по планировке территории, осуществлении архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции объектов капитального строительства в условиях стесненной городской застройки могут устанавливаться федеральными законами с учетом особенностей технического регулирования в области обеспечения безопасности зданий и сооружений, установленных Федеральным законом "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" содержит коррупциогенный фактор: определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций.
  5. Статья 8. Коррупциогенна. В тексте: «2. При замене предмета ипотеки в случаях, установленных федеральным законом, стоимость недвижимого имущества, являющегося предметом ипотеки, может определяться на основании его кадастровой стоимости» присутствует коррупциогенный фактор: определение компетенции по формуле «вправе» – диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций.
  6. Статья 9. Коррупциогенна. Коррупциогенный фактор – создание нормативных коллизий.

Возникают серьёзные сомнения в необходимости и целесообразности «раздваивания» полномочий общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, установленных Жилищным кодексом РФ единообразно для всех случаев. Это создаёт прецедент раздёргивания всего российского законодательства, облегчает правоприменителю принятие коррупциогенных решений за счёт возможности выбора из нескольких норм, определяющих одно и то же действие, той, которая ему выгоднее. Логичнее в самом федеральном законе, установившем единую для всей страны норму, указывать на особые случаи её применения.

  1. Статья 10. Коррупциогенна. Коррупциогенный фактор – чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества – наличие норм, приводящих к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа,– Федерального Собрания России,– принявшего первоначальный нормативный правовой акт.

Нормы статьи 10.9 передают полномочия федеральных органов государственной власти в области градостроительной деятельности, органам субъекта Федерации, наделяют их правом издания нормативных правовых актов, обладающих бóльшей юридической силой, нежели нормы законов Российской Федерации и её Конституции. Это противоречит основополагающим положениям части 2 ст. 4 и части 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, а также нормам ст. 3 и части 1 ст. 4 Градостроительного Кодекса РФ, запрещающего принятие любых законов и иных нормативных актов, противоречащих нормам этого кодекса.

Это усматривается из её текста: «Особенности осуществления градостроительной деятельности в целях реновации жилищного фонда в соответствии с федеральным законом устанавливаются таким федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ним законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации».

  1. Статья 11. Коррупциогенна (см. последний абзац п. 17 Заключения).
  2. Статья 12. Следует судьбе рассматриваемого Закона.
  3. Статья 13 пункты 1-4. Коррупциогенные факторы отсутствуют.
  4. Статья 13 пункт 5. Коррупциогенен. Присутствует коррупционный фактор: злоупотребление правом заявителя государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) – отсутствие четкой регламентации прав граждан и организаций.

Текстом «Для государственной регистрации договора участия в долевом строительстве, заключенного Московским фондом содействия реновации жилищного фонда… с участниками долевого строительства многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, предоставление документов, предусмотренных пунктами 4-6 части 2 настоящей статьи, не требуется, а положения частей 3 и 6 настоящей статьи не применяются» исключается предоставление целого ряда документов, обеспечивавших обязательную предварительную проверку застройщика на добросовестность и платежеспособность и др. Последствия предугадать нетрудно.

  1. Статья 13 пункты 6-7. Коррупциогенные факторы отсутствуют.
  2. Статья 14. Коррупциогенные факторы отсутствуют.
  3. Статья 15. Коррупциогенные факторы отсутствуют

Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что законодательный акт, исполнение которого требует серьёзной проработки и подготовки, не должен вступать в силу немедленно после его подписания Президентом России. В данном случае должно было быть предоставлено время для подготовки и публичного обсуждения концепции претворения в жизнь его положений, разработки планов территорий, определения их состава, разработки проектов многоквартирных жилых домов, подлежащих строительству в рамках программы реновации. Гражданам должно было быть предоставлено время для выбора из опубликованной и постоянно пополняемой базы таких проектов конкретного адреса и квартиры, в которую они согласны переехать.

ВЫВОДЫ

Очевидно, что практически все значащие статьи ФЗ № 141-ФЗ от 01.07.2017г. «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации – городе федерального значения Москве» коррупциогенны, придают любым нормативным правовым актам субъекта Федерации, даже ещё не принятым, в затронутых им областях деятельности, юридическую силу, превышающую юридическую силу всего российского законодательства, включая Конституцию России, являющуюся его неотъемлемой частью. Всё это создаёт прецедент для повторения подобного эксперимента в других областях права.

Вопросы, которые должны решаться единообразно во всей стране, подлежат регулированию законами государства, а их особенности, ни в коем случае не выходящие за рамки законодательства России, подзаконными нормативными актами Российской Федерации и её субъектов, а не наоборот. Иное разрушает всю правовую систему страны.

Властные структуры гор. Москвы наделяются исключительным правом самим себе устанавливать законы и правила, не оглядываясь на федеральное законодательство и право собственности. Им предоставляется право ползуче создавать собственную нормативную базу, независимую от федеральной и во многом противоречащую последней. Пока же они всячески стараются с помощью своего лобби в Федеральном Собрании России изменить законы государства в свою пользу, под свои конкретные планы, порождающие и поддерживающие коррупцию. Примером сказанного могут служить внесённые в последние годы изменения в гражданское, жилищное, земельное, градостроительное законодательство Российской Федерации, которые не улучшили, а ухудшили правовое положение её граждан с одной стороны, а с другой – предоставили коррупционерам дополнительные существенные возможности бесконтрольно присваивать огромные куски бюджетного пирога. Рассматриваемый Закон выделяется из этого списка своей беспардонностью.

Закон предоставляет государственным органам города Москвы и их должностным лицам право столь же безраздельно нарушать основные конституционные права москвичей, прежде всего право частной собственности, установленное частью 2 ст. 8 и частью 1 ст. 35 Конституции РФ.

Реновация, в данном случае,– не более, чем один из видов обновления жилищного фонда, которое в правовом и техническом отношении полностью обеспечено законодательством и нормативными правовыми актами Российской Федерации. В целях улучшения жизни граждан России и выполнения программы реновации, направленной, как это прописано в Законе, «на обновление среды жизнедеятельности и создание благоприятных условий проживания граждан» вполне достаточно внесения конкретных поправок в отдельные нормативные правовые документы, обеспечивающих улучшение условий проживания и жизнедеятельности всех россиян в рамках действующего законодательства.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  1. Признать Федеральный закон № 141-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации – городе федерального значения Москве» утратившим силу.
  2. Разработать концепцию реновации жилищного фонда в Российской Федерации, определяющую основные параметры реновации, провести её публичное обсуждение и утвердить постановлением Правительства России.
  3. Разработать на основе принятой концепции и утвердить поправки в действующие стандарты и нормативы, действительно улучшающие условия жизни граждан и на деле создающие благоприятную окружающую среду.
  4. Принять во исполнение утверждённой концепции постановлением Правительства России программу реновации, определяющую условия, порядок и очерёдность её осуществления (либо предоставление права субъектам Федерации самим определять момент начала и сроки проведения).

 

Руководитель Отделения «Центр» Комитета «За гражданские права»,

Независимый эксперт при Минюсте РФ

по проверке правовых нормативных актов

и их проектов на коррупциогенность

А.А. РЕКАНТ

02.08.17г.

Дизайн :
Яндекс.Метрика